Статьи

Как мы искали сержанта Пряхина

Пятнадцать лет назад - в сентябре 1998 года - старший сержант Виталий Пряхин, военнослужащий озёрской дивизии, дезертировал с места службы, убив двоих сослуживцев и прихватив автомат. 8-9 октября того же года были прекращены основные мероприятия по розыску беглеца. Виталий Пряхин так и не был найден. Год назад один из участников тех поисков Константин Семынин опубликовал статью "Как мы искали сержанта Пряхина". Предлагаем её вниманию наших читателей.

 

241.jpg

 

Как мы искали сержанта Пряхина
Константин Семынин
- Слава Богу, у нас не Чикаго! У нас покруче будет… 
Капитан Казанцев 
(т/c «Улицы разбитых фонарей») 


Вместо предисловия 

Заметка «Официально заявляем» из еженедельной газеты «Пульс Озёрска» (г.Озёрск Челябинской области) № 40 (71) от 8 октября 1998 года: 

«Со времени оставления войсковой части вооружённым старшим сержантом Пряхиным В.А. с оружием прошло 15 суток. За этот период в средствах массовой информации появилось немало статей и выступлений с комментариями о проводимых в г.Озёрске и его окрестностях розыскных мероприятиях. И по центральному телевидению, и по каналам Озёрской муниципальной телерадиокомпании порой представляются недостоверные факты, основанные на высказываниях случайных лиц.

Командующий войсками УрО ВВ МВД России во время работы в Озёрске дал согласие ежедневно информировать СМИ о результатах поиска. Однако в двух интервью, взятых у него 22 и 24 сентября, изложенные факты были искажены. В дальнейшем к нему за получением информации никто не обращался. Представители средств массовой информации излагают свои версии известных всей России событий.

Так было заявлено:

- о команде расстрелять Пряхина по той причине, что он может многое рассказать о негативных явлениях в части; 
- что расстрелян караул; 
- что найден магазин с 30 патронами, брошенный Пряхиным; 
- что Пряхин убил своего сообщника в г.Чебаркуле; 
- что он сам звонил в УВД Озёрска; 
- что писал письмо о готовности сдаться сотрудникам милиции; 
- что скрывался у жительницы п.Татыш; 
- что не представляет опасности для окружающих. 

Сведений, подтверждающих достоверность вышеизложенных версий, нет. Источники, предоставившие данную информацию, не называются. Всё основано на ложных предположениях и не соответствует действительности. Создаётся положительный образ доброго, отзывчивого военнослужащего, которого на службе сделали преступником. При этом замалчиваются факты из его доармейской жизни, болезненное самолюбие, отсутствие авторитета и друзей в воинском коллективе. До призыва во внутренние войска Пряхин имел явные наклонности к мародёрству, физическим оскорблениям товарищей по учёбе, легко поддавался влиянию ситуации. Обучаясь в техникуме, характеризовался отрицательно и был отчислен за прогулы. 7.02.95 г. осужден по ст. 145 УК РСФСР за грабёж к трём годам лишения свободы с отсрочкой приговора на 2 года.

В настоящее время наша задача состоит в том, чтобы найти похищенное Пряхиным оружие, задержать его и не допустить возможных жертв. Оружие в отношении преступника будет применено лишь в том случае, если он окажет вооружённое сопротивление. В наших интересах выяснить истинные причины совершённого преступления, исключить подобное в будущем.

Та информация, что поступает в СМИ из неофициальных источников, нередко бывает неточной и непроверенной, что приводит к «передёргиванию» фактов, неразберихе, формированию ложного общественного мнения.

Официально заявляем: в настоящее время продолжаются розыскные мероприятия по поиску и задержанию преступника. Прокуратурой войсковой части 9310 г.Озёрска по признакам совершённого Пряхиным В.А., преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, возбуждено уголовное дело. Ведётся следствие. Выводы будут сделаны после задержания Пряхина и завершения уголовного дела. Всех лиц, располагающих достоверной информацией о месте нахождения преступника, просим немедленно обращаться в официальные органы. За точную информацию назначено вознаграждение в сумме 10 тысяч рублей.

А.В. Шульгин, ИО командира войсковой части 3273»


Думаю, что многие читатели помнят недавнюю трагедию, произошедшую 30 мая 2012 года на «Тихой заставе», где на высокогорном посту Аркан-Керген казахстанско-китайской границы были расстреляны 14 военнослужащих. Обвиняемого в массовой бойне рядового Владислава Челаха задержали через пять дней в чабанском зимовье. Он был одет в одежду убитого командира, а при себе имел рюкзак с вещами сослуживцев. Парень оказался совсем не Рэмбо и на первых же допросах во всём сознался. И хотя окончательный вердикт ещё не вынесен, события минувшей весны мне живо напомнили, уже изрядно забытое, дело старшего сержанта внутренних войск Виталия Пряхина, которое громкими выстрелами прогремело на всю страну в конце 1998 года, хотя и произошло на территории ЗАТО город Озёрск Челябинской области. 

На излёте «лихих девяностых» сержант срочной службы расстрелял своих сослуживцев в одном из караулов, охраняющих важный государственный объект «ПО «Маяк», и скрылся с места преступления с автоматом и 140 патронами к нему. В эти дни исполняется 14 лет, как произошли эти трагические события, но в деле Виталия Пряхина окончательная точка так и не была поставлена. До сих пор поисками «Озёрского Рэмбо» занимается всесоюзный розыск. Правда, уже мало кто верит, что преступник будет найден и понесёт заслуженное наказание: за минувшие годы следствие, похоже, окончательно зашло в тупик. 

Понятно, что никто не любит вспоминать собственные неудачи. Так повелось со стародавних времён, что неугодные страницы истории тщательно скрываются от посторонних глаз. Тем хуже для нас, ибо мы рискуем никогда не узнать всей правды. Тем хуже и для истории в целом, потому что она, в силу своей лживости, лишается законного права расставить все точки над «i». Возможно, в недалёком будущем, по мотивам этой нашумевшей истории сделают захватывающий кинобоевик, напишут десятки книги, а Леонид Каневский увлекательно расскажет об этом уголовном деле телезрителям в программе «Следствие вели»… Очень может быть! Но всё это будет когда-то… А сегодня я хочу предложить вам, вместе со мной, отмотать плёнку памяти на 14 лет назад и взглянуть на поиски беглого сержанта моими глазами. Непосредственно участвуя в операции по поимке Виталия Пряхина, я, в то время – прапорщик внутренних войск, имел возможность увидеть многие события, что называется, изнутри. О наиболее ярких эпизодах той тревожной осени 1998 года я и хочу рассказать. 


Эпизод первый 

Из заметки Бориса Чигирина «Вооружён и очень опасен» (г.«Озёрский вестник» №№ 185-186 от 26 сентября 1998 г.): 

«Начиная с 20 сентября Озёрск живёт в напряжении. Из караула, расположенного на химкомбинате «Маяк», совершил уход с оружием заместитель командира взвода младший сержант (так в тексте. – К.С.) Виталий Пряхин. Из автомата АКМ он смертельно ранил начальника караула младшего сержанта Мишарина и ефрейтора Неклюдова. Ефрейтор Галимов получил касательное ранение в область шеи, в настоящее время его жизнь вне опасности.(…) 

Как рассказал один из офицеров части, между Пряхиным и Мишариным существовала негласная борьба за лидерство, где Пряхин был явным сторонником «дедовщины», а Мишарин выступал против. 

Итак, 20 сентября 1998 года, спустя 15 минут после ЧП, поступило сообщение на пульт дежурного по УВД Озёрска. Однако, как показали первые сутки после ЧП, дивизия оказалась не совсем готовой к данной нештатной ситуации.(…) 

Силами военнослужащих дивизии, милиции, ГАИ были блокированы все подступы к городу. Вокруг военного городка вырыты окопы, где рассредоточились вооружённые посты. Отдел участковых инспекторов и военнослужащие проводили прочёсывание лесных массивов, садовых участков и городских кладбищ. 

Активные поиски вооружённого беглеца продолжаются, хотя в первые сутки действия военных не были отлажены. На 12 часов 22 сентября в поиске были задействованы 1000 военнослужащих дивизии ВВ МВД, все подразделения УВД Озёрска, включая ГАИ и ФСБ. В поисках принимает участие и вертолёт. Силами внутренних войск округа, УВД и ФСБ отрабатываются несколько версий, в том числе версия о возможном суициде Пряхина. Не исключено, что Пряхин по-прежнему находится на территории Озёрска.(…)» 

Уверен, что никто из военнослужащих городской дивизии внутренних войск, поднятых по тревоге 20 сентября 1998 года, не ожидал, что дело примет такой крутой оборот. Всяческие «сборы» в части с завидным постоянством проводились и раньше (и по поводу беглых солдат, и для того, чтобы служба мёдом не казалась), но, как правило, для большинства из нас, всё заканчивалось даже не успев начаться. Отсидев часика полтора-два в резерве, мы разбредались по домам. Не будь у побега Пряхина отягчающих обстоятельств, в виде двух трупов и похищенного оружия, возможно, что всё и прошло бы без нарушения устоявшихся традиций. Но чрезвычайность произошедшего заставила командование дивизии поставить «под ружьё» все сто процентов личного состава, прибывшего по сигналу «сбор». Вооружили и послали в пикеты даже тех воинов, кто, решив схитрить, вместо камуфляжа надел на тревогу привычную «гражданку». Конечно, лицезрение нашего разношёрстного войска вызывало самые противоречивые чувства. Бронежилеты явно не гармонировали с кожаными куртками, а армейские каски не могли довершить ансамбль со стильными джинсами и модельными туфлями… Но, как выяснилось позднее, наши «ополченцы» произвели на жителей города неизгладимое впечатление. Долго ещё гулял по Озёрску слух, что в операции по поимке Пряхина принимали участие столичные спецы из легендарной «Альфы», отличительным знаком которых была гражданская одежда, с небрежно накинутыми поверх неё бронежилетами… 


Эпизод второй 

Я знаю точно, мы – непобедимая нация! Нам не страшны ни голод, ни холод. И с тем и с другим, мы, разыскивая Пряхина, сталкивались неоднократно. Но если холодная осенняя погода воспринималась нами как само собой разумеющееся, то урчащий от недоедания желудок напрочь отказывался понимать парадоксы «военного» времени. В свою очередь, пытливый мозг пытался осмыслить непонятную ему ситуацию, почему командование части, посадив нас, прапорщиков и контрактников, фактически на казарменное положение, «позабыло» обеспечить вверенное ему войско не только горячим котловым питанием, но даже сухпайком. До конца поисков мы так и просидели на «подножных» кормах, таская из дома то, что собирали по сусекам заботливые родственники. Не стоит говорить, что эти отлучки носили самовольный характер. 

Собственно, всё это было бы не так страшно, если бы не денежный вопрос. За полтора месяца, пока длилась операция по обнаружению вооружённого беглеца, мы не получили ни одной выплаты по нашим долгам. Страшно вспомнить, но в те лихие годы мы не видели причитающихся нам денег по пять месяцев. 

Да и у солдат, проходящих службу по призыву, с кормёжкой дела обстояли не самым лучшим образом. У меня, если честно, никогда не возникало желания попробовать то, чем потчевали бойцов в солдатской столовой. Зато в те дни вся дивизия бурно обсуждала неприглядный поступок, совершённый заместителем командира в/ч 3446 по тыловому обеспечению подполковником Ивашкиным*. Сдавая дела своему приемнику, в связи с отъездом на учёбу в академию, Ивашкин на «чёрный» день отложил себе два ящика тушёнки, из трёх, имевшихся в наличии на продскладе части. Правда, приехавшая из округа, представительная комиссия разоблачила хапугу, тем самым предотвратив кражу продуктов питания, но заслуженного наказания так и не последовало. Подполковник благополучно отбыл в столицу повышать своё образование. В общем, кому война, а кому – мать родна! 


Эпизод третий 

Одним из животрепещущих вопросов того сентября, на который мы очень долго не могли получить вразумительного ответа, было стремительное исчезновение с арены поисковых мероприятий тогдашнего комдива генерал-майора Кривошейкина*. Все полтора месяца «активных» поисков его обязанности выполнял полковник Шульгин. Поговаривали, что у генерала обострились проблемы со здоровьем: мол, его отправили в окружной госпиталь на излечение. Но, через некоторое время, завеса над тайной всё же спала… Один из штабных офицеров как-то обмолвился, что уже на второй день поисков, прибывший в часть, командующий Уральским округом внутренних войск генерал Боряев отстранил комдива от руководства в связи с тем, что последний просто не владел информацией о том, как и где проходит операция по поимке беглого сержанта. А что бы ни будоражить общественность и не подрывать боевой дух солдат, офицеров и прапорщиков, которые денно и нощно, валясь с ног, искали вооружённого преступника, была наскоро состряпана эта душещипительная «больничная» история. 


Эпизод четвёртый 

В городской газете «Озёрский вестник» №№ 185-186 от 26 сентября 1998 года за подписью Бориса Чигирина была опубликована маленькая заметка «Хотели домой», - заявили беглые солдаты»: 

«Розыскные мероприятия по поимке В.Пряхина принесли неожиданные плоды. В ночь на 23 сентября сотрудники ОГИБДД УВД задержали сбежавших 16 сентября из в/ч 3446 Евгения Кудряшова и Алексея Дронова, оба 1980 года рождения. Побег этот дуэт совершил за 4 дня до ЧП с Пряхиным. Но о побеге солдат никто из командования в/ч не сообщал.(…)» 

Об этом эпизоде стоит рассказать особо, тем более, что настоящие герои этого задержания, как это очень часто бывает, незаслуженно остались за кадром. Самую чёрную и неблагодарную работу в этом захвате выполнили военнослужащие 3 батальона 3 войсковой комендатуры 46-ого полка: прапорщики Алексей Прибыш, Владимир Ковин и младший сержант контрактной службы Павел Букотько. 

Находясь ночью в пикете у «Чёртова моста» (есть в Озёрске такое место), ребята услышали подозрительный шум в близлежащих садах. Оставив Павла в засаде, Владимир с Алексеем решили осмотреть участки садового товарищества. На одном из них они обнаружили двух неизвестных, которые пытались взломать дверь дачного домика. На окрик военнослужащих незадачливые воры кинулись наутёк. А так как всё это происходило в районе предположительного нахождения вооружённого преступника, Алексей и Владимир открыли, по убегающим в ночь самовольщикам, огонь из автоматов. И уже на выстрелы примчались сотрудники УВД и резерв войсковой части. Совместными усилиями военных и милиции через час беглецы были задержаны, но Пряхина среди них не оказалось. 

Из процитированной выше заметки вы уже знаете, что все лавры победителей достались сотрудникам ОГИБДД, а вот все шишки и неприятности огребли военные. Весь следующий день «ворошиловские стрелки» писали рапорта и объяснительные по теме «Что? Где? Когда?». Получилась анекдотичная ситуация: выставив на поимку Пряхина силовиков с боевым оружием, никто не озаботился получением у прокурора города разрешения на его применение. 

Так из героев ночного задержания мужиков стали превращать в козлов отпущения. Днём из расположения батальона таинственным образом исчезла хвалебная «Молния» об умелых действиях прапорщиков в нештатной ситуации, которая ещё утром гордо красовалась на почётном месте. Кто-то из офицеров батальона, ещё несколько часов назад пожимавших руки ребятам, теперь капал на мозги, говоря в лицо, мол, ваше счастье, что вы никого не зацепили, а то сидеть бы вам… Теперь, мужики на собственной шкуре проверили незыблемый постулат, что в армии излишняя инициатива не только не приветствуется, но очень часто бывает и наказуема. Болезненная процедура поиска крайнего, похоже, навсегда убила в них стремление к подвигу в мирной жизни. 

По городу поползли невероятные слухи о перестрелках и потерях. Взбудораженную общественность и местные средства массовой информации, по поводу произошедшего, успокаивал лично, уже знакомый нам, командующий УрО ВВ генерал Боряев, который на пресс-конференции авторитетно заявил, что никакой стрельбы и «чрезвычайщины» у «Чёртова моста» в ночь с 22 на 23 сентября не было. Дело списали в архив. Правда, в чём-то справедливость всё же восторжествовала. Награда нашла своего героя! Я не оговорился, награждённый был один! По, спущенной сверху, разнарядке нагрудным знаком «За отличную службу во внутренних войсках» II степени был отмечен прапорщик Прибыш. На Владимира Ковина награды не хватило. Позднее, объясняя такую несправедливость, ему говорили: «Ты ведь на службу опаздываешь, на занятия не ходишь… Выговор с тебя не снят!.. Так что побудь пока без награды». Раздали всем сёстрам по серьгам! 

Ко всему вышеизложенному остаётся только добавить, что, за время поисков сержанта Пряхина, рядовые Кудряшов и Дронов опять ушли в побег. Правда, на этот раз, хмельной воздух свободы недолго пьянил их головы. Их быстро вычислили и поймали в подвале дома по бульвару Луначарского, но на сей раз обошлось уже без стрельбы. 


Эпизод пятый 

Операция по задержанию Пряхина складывалась, говоря казённым языком, из «мер, направленных на…» (не подумайте ничего такого). Одной из таковых стало привлечение к поискам женщин-военнослужащих в/ч 3446. 

Как-то вечером их собрали по тревоге в часть и, после недолгого инструктажа, вывезли в пригородный посёлок Татыш. Зачем?.. Дабы прекрасные представительницы женского пола, прогуливаясь под ручку с мужчинами-военнослужащими из соседнего подразделения, изображали на тёмных полупустых улицах пригорода «влюблённые» парочки. Татыш не видел подобного даже в праздник Святого Валентина! Правда, бесполезно шатаясь по улицам посёлка в столь поздний час, женщины меньше всего думали про то, как обнаружить беглого сержанта. Все их мысли были о собственных детях, оставшихся дома без присмотра, и, сильно озлобленных на армию, некормленых мужьях, которые в этот момент обрывали телефон командира 3-его («женского») батальона подполковника Горожанина, вопрошая с того по всей строгости: мол, где это, на ночь глядя, прогуливаются их благоверные? 

Страшный сон? Но подобное испытание за время поисковой операции повторилось ещё раз! Правда комбат, Александр Фёдорович Горожанин, решил больше не испытывать судьбу и, вопреки приказу, сформировал патрули из двух женщин и одного мужчины, причём все были из одного подразделения. Повторная прогулка на этот раз прошла более спокойно, но терпение женщин-военнослужащих было переполнено. Но когда они решили прояснить ситуацию о совмещении «внеслужебных» нагрузок с семейными заботами и личной жизнью, заместитель командира части по работе с личным составом подполковник Кусков* заявил буквально следующее: «Вы, в первую очередь, являетесь военнослужащими! А личная жизнь у военнослужащего начинается с момента получения им пенсионного удостоверения». Хорошо объяснил, доходчиво! Вопрос только в том, кому нужна будет эта личная жизнь, когда молодость прошла? Так что, милые дамы, если вдруг решитесь на шаг такой геройский, как посвятить свою жизнь службе в армии, хорошо всё обдумайте! Чтобы потом в старости не было мучительно больно… 


Эпизод шестой 

Маленький штрих к происходящему. После двух недель безрезультатных поисков, когда от напряжения устали не только военные, но и гражданские лица, по городу прокатилась импровизированная «наглядная агитация». На заляпанном грязью борту рейсового автобуса чей-то шаловливый пальчик вывел призыв к совести беглеца: «Пряхин-сволочь! Сдавайся!» Без комментариев. 


Эпизод седьмой 

Русская пословица гласит: «Беда не приходит одна». Та осень оказалась богата на различные ЧП, которые сполна подтвердили правоту древней истины: произошло дорожно-транспортное происшествие с жертвами среди военных, солдат учинил самострел… В дни проведения поисковой операции, от руки пьяного милиционера погиб, работавший таксистом, сын прапорщика Кубаева*. Эта трагедия всколыхнула весь город. Войсковая часть своеобразно поддержала отца погибшего. Знакомый офицер, который рассказал мне об этом, не скупился на крепкие слова. Командование полка на похороны выделило денежную ссуду в виде погашения текущего долга по месячной зарплате, распорядилось забить поросёнка на подсобном хозяйстве и расщедрилось на мешок сухофруктов, но при этом изъяло ордер на новую квартиру, полученный прапорщиком за несколько дней до трагедии. Дескать, жилец выбыл, и необходимость в дополнительных метрах отпала. 


Эпизод восьмой 

Я не знаю, насколько правдива эта история, но говорят, что в поисках Пряхина командование прибегло к помощи некоего местного экстрасенса. Чародей долго водил руками над картой и, якобы, указал на болотистый участок местности, где, по его ощущениям, он почувствовал биополе беглого сержанта. Правда кудесник оговорился, что взять преступника можно будет только до 5 часов утра, иначе он ускользнёт. Остаётся гадать, поверили ли военные чины профессиональному колдуну в седьмом колене или нет, но, выставленные пикеты, пролежали в засаде на болоте всю ночь. Да вот только солдат для прочёсывания местности прислали только в девятом часу утра. Исходили всё болото, облазили все буераки, но следов пребывания там Виталия Пряхина так и не обнаружили. Хотя, чем чёрт не шутит, прислушались бы военноначальники к словам экстрасенса, может быть и не ушёл беглец от карающей руки правосудия. 


Эпизод девятый 

Как ни крути, но информационную войну с Пряхиным военные проиграли. «Медвежью» услугу в этом оказали и газеты, и радио, и телевидение. Если в начале поисков все СМИ говорили о беглом сержанте как о преступнике, то ближе к их завершению тон материалов поменялся на 180 градусов: неуловимый Пряхин стал, чуть ли не героем. Уместно вспомнить один показательный случай, который произошёл через месяц со дня начала поисков, когда я, в составе автопатруля, выезжал в небольшой уральский городок Верхний Уфалей. По пути следования мы расклеивали листовки с приметами старшего сержанта, опрашивали жителей окрестных населённых пунктов. Завернув в Кыштым, мы пообщались с людьми на железнодорожном вокзале. Запомнилась женщина, возрастом годящаяся Пряхину в матери, которая на наши расспросы так и ответила: «Да если бы и знала, где он скрывается, вам бы не сказала. Я бы его спрятала, помогла бы скрыться…» На наш изумлённый вопрос о том, почему бы она так поступила, женщина ответила: «Парень убежал из армии из-за неуставных взаимоотношений, а вы его пытаетесь убить, чтобы он никому не рассказал всю правду». И это говорилось о человеке, который на последних месяцах службы (о какой «дедовщине» идёт речь?) завалил двух сослуживцев и ещё одного ранил… В тот момент я окончательно понял, что та самая незримая нить единения между народом и армией (вспомните знаменитый плакат советской эпохи) со звоном лопнула. В душу закралось смутное предчувствие, что если Пряхин ещё не сгинул в какой-нибудь болотной топи, то мы его уже всё равно никогда не сможем найти. Для рядового обывателя он стал борцом за идею, великомучеником… А таких, как ясно видно из истории нашей многострадальной страны, властям не выдают! Фенита! Занавес! Спектакль окончен! 

P.S. Я не претендую на роль истины в последней инстанции и не предлагаю принимать всё, вышеизложенное, как бесспорные факты. Есть вещи, которые я не могу доказать. А посему, считайте всё это моими предположениями и домыслами. 

* - по этическим причинам фамилии некоторых участников вышеописанных событий изменены.


Людмила Пляхина

Я ПРЯХИНА Л В мама Виталика.
ЕГО УЖЕ ДАВНО УБИЛИ И ВЫСЛАЛИ ДОКУМЕНТЫ ЧТО НАШЛИ ЕГО В БОЛОТЕ. А ГАДОСТИ ДО СИХ ПОР ПИШУТ ПРО НЕГО. ОБИДНО ЗА ПАМЯТЬ МОЕГО СЫНА.

Комментировать